Партнеры проекта


Очерки об истории образования области

Михаил Мицель

Переселение в Биробиджан

(Евреи Украины в 1943 - 1953 гг.)

        28 марта 1928 г. ВЦИК одобрил просьбу Комитета по земельному устройству трудящихся евреев о развитии Биробиджана с тем, чтобы превратить его в «еврейскую национальную область административно и территориально». Постановлением ВЦИК от 7 мая 1934 г. Еврейский национальный район, основанный в 1930 г.,  получил статус Еврейской автономной области в составе Хабаровского края. Большинство переселенцев-евреев составляли жители Украины. В 1932 г. наблюдалось  резкое увеличение числа переселенцев (14000 человек против 3241 в 1931 г.): подавляющее большинство, 6200 человек, т.е. 44,3%  общего количества, прибыло из Украины. Но в этом же году резко увеличилось число евреев, уехавших обратно, по разным источникам – от 66 до 80%[i][i].

В тридцатые годы ЕАО переживала бурное экономическое развитие и активно заселялась, в том числе переселенцами-славянами. К концу 1935 г. число евреев в Биробиджане достигло 14 тыс. человек (23 % всего населения). Это был самый высокий процент евреев в населении ЕАО[ii][ii]. Наиболее высокие темпы освоения биробиджанских земель  пришлись на 1935–1938 гг. Так, если в 1930 г. на территории ЕАО проживало 32 тыс. человек, то в 1939 г. – 109 тыс. чел., в том числе 17700 евреев.
          В годы войны интерес к Биробиджану среди советских евреев значительно возрос, а по ее окончании руководство ЕАО решило обратиться за помощью к центру. 4 декабря 1945 г. первый секретарь обкома ВКП(б) А.Н.Бахмутский и председатель облисполкома М.Н.Зильберштейн направили письмо Сталину, в котором содержались просьба о социально-экономической поддержке области и предложение о ее преобразовании в самостоятельную автономную республику, напрямую подчиненную Москве. Предложение о преобразовании ЕАО в республику было отвергнуто сразу и в дальнейшем послужило основанием для репрессивной акции 1949 г. против управленческой и интеллектуальной элиты Биробиджана[iii][iii].
         Материально-техническая и кадровая помощь была оказана области оперативно. 26 января 1946 г. вышло постановление СНК РСФСР «О мероприятиях по укреплению и дальнейшему развитию хозяйства Еврейской автономной области». Хотя постановление касалось работы административных органов РСФСР, основные резервы переселенцев проживали на территориях других союзных республик, в первую очередь Украины.
         Известно, что стихийное переселение евреев в Биробиджан из разных частей страны началось многочисленными небольшими ручейками еще до первого официального эшелона. Еще до начала информационной кампании на страницах областных газет Украины и приезда представителей администрации ЕАО, осенью 1946 г. более 100 семей из Винницкой области изъявили желание переехать в Биробиджан. Основной массив евреев-переселенцев составляли жители Винницкой области, всего из 9 эшелонов, прибывших в ЕАО с декабря 1946 г. по июль 1948 г., три транспорта были сформированы в Винницкой области[iv][iv]. Южные районы Винничины в период оккупации входили в состав провинции Транснистрия под румынским управлением. Благодаря совокупности нескольких факторов, некоторым общинам Винницкой области, сосредоточенным в гетто, удалось избежать тотального уничтожения. Так, Шаргородское гетто, третье по численности (после Могилева-Подольского и Бершади) на территории Транснистрии было известно как самое организованное и надежное[v][v]. Многие евреи, бежавшие из других мест, в том числе из зоны немецкой оккупации, нашли здесь убежище. Из 320 тыс. украинских евреев, живших до войны на территории Транснистрии, 175 тыс. погибли[vi][vi].
       Эшелон в составе 120 семей (450 человек) выехал из Винницы 14 декабря 1946 г.[vii][vii] 7 мая 1947 г. было принято постановление Совета Министров СССР о переселении на добровольных началах еврейских семей из Винницкой области, после чего 6 июня в ЕАО был отправлен эшелон с 346 семьями, в составе 1221 человек[viii][viii]. 17 июня 1947 г. бюро обкома партии ЕАО рассмотрело вопрос о мероприятиях по подготовке к приему второй группы переселенцев из Винницкой области. Были «выработаны конкретные меры по приему, устройству и размещению прибывших переселенцев»[ix][ix]. 18 августа 1947 г. руководство ЕАО обратилось к секретарю ЦК КП(б)У Л.Кагановичу с просьбой провести на территории УССР необходимые мероприятия по подготовке переселения. Власти ЕАО надеялись, что в период 1947–1950 гг. в Биробиджан будет переселено 12–15 тыс. семейств. В областной газете «Вінницька правда» в номерах от 12, 13 и 17 сентября 1947 г. появилось следующее объявление:

Громадяни Вінницької області,

які  мають бажання переселитись

(на добровільних началах)

У ЄВРЕЙСЬКУ АВТОНОМНУ ОБЛАСТЬ

Повинні оформити свої заяви у відділі репатріації

(будинок облвиконкому, кім. № 1)

До 17-го вересня ц.р. з 10 до 16 год. і з 19 до 21 год.

Після зазначеного строку прийом заяв буде припинений.

Уповноважений Єврейської автономної області

 Статья «Єврейська автономна область» за подписью А.Гершкова, зам. Председателя Биробиджанского горсовета, была опубликована в сентябре 1947 г. в областных газетах «Вінницька правда» и «Наддніпрянська правда» (Херсон). Материал зафиксировал те явления в жизни ЕАО, которым было суждено вскоре исчезнуть:
             «Неосяжні простори Далекого Сходу. В цьому краї незліченних багатств і невичерпних можливостей, біля берегів багатоводного Амуру, на території в 38 тисяч квадратних кілометрів розкинулась Єврейська автономна область.
              Далекий Схід у нашому народі називають сталінською новобудовою. ЄАО – частина цієї величезної новобудови. 19 років тому – в 1928 р. – радянський уряд ухвалив виділити Біджано-Бірський район Далекосхідного краю для заселення його трудящими-євреями. Тоді ж сюди почали прибувати перші ешелони євреїв-переселенців.
            [...] В місті є 10 шкіл, педагогічне училище, залізничний технікум, фельдшерсько-акушерська школа, технікум культпросвітроботи, дитяча музична школа, державний єврейський театр ім. Л.М.Кагановича. Біробіджан має своїх письменників, поетів, художників, композиторів. В області виходять 2 газети – на російській та єврейській мовах, літературно-художній  і громадсько-політичний альманах «Біробіджан». Обласне видавництво випускає книги місцевих авторів. В прекрасних приміщеннях розташовані обласна бібліотека, краєзнавчий музей, кінотеатр.
            В Єврейській автономній області тисячі євреїв-переселенців знайшли найкраще застосування своїм силам, набули нових спеціальностей»[x][x].
            Помимо Винницкой области, аналогичная работа была проведена в Херсонской и Николаевской областях. Было  решено  переселить из двух областей 704 семьи (1920 человек). Достоверно известно об эшелоне, вышедшем из Николаева в Биробиджан 29 декабря 1947 г. (330 человек) и о переселении в декабре 1947 г. 204 семей из Херсонской области, предполагалось продолжить переселение весной 1948 г. Переселенческая кампания в далекий и неизвестный Биробиджан  не была слишком продолжительной: в апреле 1948 г. председателю облисполкома ЕАО Левитину была отправлена телеграмма заместителя председателя Совмина УССР Старченко, сообщавшая, что «в настоящее время евреев-колхозников, желающих переселиться в Биробиджан, не имеется». Биробиджанские организаторы переселения не были уверены до конца в его практическом воплощении: «Во избежание нежелательных последствий до решения вопроса об отправлении людей из этих областей, в другие области наших представителей пока не направляю», – писал Я.Шейнин, зам. секретаря обкома ВКП(б) ЕАО в октябре 1947 г.
             Всего с декабря 1946 г. до июля 1948 г. в ЕАО из Украины (Винницкая, Херсонская, Николаевская, Днепропетровская области) и Крымской области РСФСР прибыли 9 эшелонов переселенцев в составе 1770 семей. Одновременно с организованным переселением осуществлялось и стихийное. Недолго продолжавшееся переселение в Биробиджан после войны увеличило местное еврейское население к концу 1948 г. до 30000 человек (наибольшая цифра за всю историю существования области).
             На Украине и в Крыму ко времени освобождения от немецкой оккупации осталось крайне мало евреев, и поэтому большинство переселенцев, уехавших в 1946–1947 гг. из Украины в Биробиджан, вернулось на Украину после ее освобождения с фронта и из эвакуации. Сравнительно массовый отъезд реэвакуируемых в Биробиджан являлся еще одним свидетельством  ненормальной обстановки на местах. В 1947–1948 гг. в Биробиджан выезжали не «люди воздуха», вчерашние жители черты оседлости, что было характерно для переселенцев 30-х гг., а большей частью специалисты, в том числе входившие в номенклатуру ЦК ВКП(б), ЦК КП(б)У и обкомов партии. Особенно высок был процент лиц, работавших или готовых работать в сельском хозяйстве: среди 1770 семей, приехавших девятью эшелонами, 830 – почти половина – пошли работать в колхозы, совхозы и МТС[xi][xi]. Л.Зингер, автор статьи «Послевоенная реконструкция», опубликованной в марте 1949 г. в американском прокоммунистическом журнале «Jewish Life», писал:
             «Решение Советского правительства воодушевило советских евреев, которые увидели в этом доказательство того, что большевистская партия и правительство желают укрепить Еврейскую автономную область. Среди переселенцев, прибывших из Винницы, представлены следующие профессии и социальные группы: 48 строителей, 25 слесарей, 18 токарей, 25 водителей, 20 кузнецов, 48 сапожников, 37 портных, 155 колхозников, 5 трактористов, а также инженеры, техники, врачи, учителя, агрономы и т. д.»[xii][xii].
              Факт такого массового пробуждения интереса к Биробиджану можно объяснить и особой атмосферой посткатастрофы, желанием покинуть места, где были убиты родственники, где никого не осталось, нетерпимостью и ожесточением, ставшими повседневным явлением. Одной из побуждающих к переселению причин стал свирепствовавший в Украине голод. О массовом стремлении покинуть родные места пишет секретарь обкома ВКП(б) ЕАО А.Бахмутский в письме на имя Л.Кагановича от 25 июня 1947 г.: 
              «По имеющимся у нас данным, в ряде районов УССР есть значительное количество трудящихся евреев, желающих переселиться в ЕАО. Об этом свидетельствуют многочисленные письма, поступающие в Биробиджан из различных районов Житомирской, Полтавской, Запорожской, Киевской и других областей» [xiii][xiii].
                Поэт И.Фефер в статье «Факты и фантазии о Биробиджане», опубликованной в январском номере «Jewish Life» за 1949 г., так описывал прошлое и будущее Биробиджана американскому читателю:
                «Всем честным людям понятно, что переселение в Биробиджан прежде сдерживалось, потому что край прилегал к империалистической Японии, которая постоянно замахивались на советские границы. Из-за существования этой опасности было бы преступлением стимулировать переселение в Биробиджан. Естественно, что после поражения империалистической Японии возрос интерес к Биробиджану. Факты свидетельствуют, что послевоенное переселение в Биробиджан превзошло все ожидания. Если переселение будет продолжаться на таком же уровне, через несколько лет на Дальнем Востоке появится Еврейская автономная советская социалистическая республика»[xiv][xiv].    
                К моменту публикации статьи И.Фефер, арестованный 24 декабря 1948 г. по делу Еврейского антифашистского комитета, уже находился на Лубянке.  Антисемитские кампании не могли обойти Биробиджан стороной: руководство области оказалось под пристальным наблюдением ЦК ВКП(б) и МВД. В результате начавшихся репрессий  процесс роста Биробиджана как еврейского центра к концу 1948 г. был приостановлен. В 1948–1949 гг. в Биробиджане были закрыты все учреждения, так или иначе связанные с еврейской культурой: идишистский театр им. Л.Кагановича, еврейское издательство, альманах «Биробиджан», библиотека им. Шолом-Алейхема с собранием книг на идиш и иврите, были закрыты школы и небольшие исследовательские учреждения при библиотеке и музее[xv][xv]. Это была увертюра к показательному процессу над «биробиджанской восьмеркой» (1951–1952 гг.), которая якобы занималась шпионской деятельностью против Советского Союза в пользу США в целях отделения Биробиджана от Советского Союза[xvi][xvi]. Так, среди прочих были репрессированы и должностные лица, упомянутые в публикуемых документах: первый секретарь обкома ВКП(б) ЕАО А.Бахмутский и председатель облисполкома М.Левитин[xvii][xvii]. Последний раз послевоенная переселенческая кампания была упомянута как уже состоявшийся, завершенный процесс 22 февраля 1949 г. на областном партийном собрании коммунистов-переселенцев, прибывших в ЕАО в 1947–1949 гг.; «обсуждались требования Совмина СССР к мерам по дальнейшему развитию народного хозяйства и культуры ЕАО и задачи переселенцев»[xviii][xviii]. Начиная с 1949 г., Биробиджан находился в изоляции:  переселение в ЕАО прекратилось, и еврейское население области стало сокращаться[xix][xix]. В последние недели жизни Сталина Биробиджан часто упоминался в разговорах как вероятное место депортации евреев, впрочем, документальные свидетельства решения о депортации евреев в ЕАО не выявлены. Имя автономной области исчезло со страниц советских газет. Впервые после долгого перерыва материалы о Биробиджане стали появляться только в 1958 г.[xx][xx].

[i][i] Абрамский Ш. Биробиджанский проект, 1927–1959 гг. // Евреи в Советской России (1917–1967). Иерусалим, 1975.  С. 117. 
[ii][ii] Там же.  С. 118. [iii][iii] Костырченко Г.  В плену у красного фараона. М., 1994.  С.168. 
[iv][iv] Шварц С. Евреи в Советском Союзе с начала второй мировой войны: 1939–1965. Нью-Йорк, 1966.  С. 192. 
[v][v] Сто еврейских местечек Украины. Исторический путеводитель. Вып. 2.: Подолия. СПб, 2000.  С. 434.  
[vi][vi] Hoffman C. Red Shtetl: The Survival of a Jewish Town Under Soviet Communism. New York, 2002.  P.  80. 
[vii][vii] ЦГАВОУ, ф. Р-2, оп. 7, д. 4435, л. 23 [viii][viii] Там же, ф. 1, оп. 30, д. 594, л. 6 [ix][ix] Организация КПСС Еврейской автономной области. 1934–1985: Хроника. Хабаровск, 1986.  С. 60. 

[x][x] Вінницька правда. 1947. 14 вересня 
[xi][xi] Шварц С. Евреи в Советском Союзе с начала второй мировой войны. С. 193.
[xii][xii] Pinkus B. The Soviet Government and the Jews, 1948–1967: A Documented Study. Cambridge, 1984. P. 378 
[xiii][xiii] ЦГАООУ, ф. 1, оп. 30, д. 594, л. 3. 
[xiv][xiv] Pinkus B. The Soviet Government and the Jews. P. 377.  
[xv][xv] Weinberg R. Stalin's Forgotten Zion: Birobidzhan and the Making of a Soviet Jewish Homeland: An Illustrated History, 1928–1996. London, 1998. P. 71–85. 
[xvi][xvi] Столберг Е.-М. Биробиджан: несбывшаяся мечта об еврейской родине // Диаспоры.  1999.  № 1.  С. 152. 
[xvii][xvii] 29 ноября 1955 г. Генеральный прокурор СССР В. Руденко направил в ЦК КПСС записку о реабилитации бывших руководящих работников ЕАО «за отсутствием состава преступления». См.: Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. М., 2000. С. 288.  
[xviii][xviii] Организация КПСС Еврейской автономной области.  С. 65. 
[xix][xix] См.: Костырченко Г. В плену у красного фараона. М., 1994.  С. 167–176 (глава «Конец красного Сиона»). 
[xx][xx] Pinkus B. The Soviet Government and the Jews. P. 373. 

Яндекс.Метрика